Память их 18 сентября (*1)

Страдание Святого Славного Мученика Князя Бидзина Чолокашвили
и Князей-Мучеников Элизбара и Шалвы, Эриставов Ксанских

Эти светлые звезды Грузинской Церкви и защитники Иверии явились в царствование грузинского царя-магометанина Вахтанга IV Шах-Наоза (1658-1675гг.), во время изгнания персов из пределов Кахетии.

Безбожный шах персидский Аббас I осквернил и предал разрушению святыни наши и пленил наших царей (*2). Он предал страшным мучениям и истребил бесчисленное множество христиан-грузин за исповедание имени Господа Иисуса и переселил большинство жителей Кахетии в Персию, желая этим уничтожить христианство в Грузии и сам иверский народ.
После сего внук этого шаха, Аббас II (1642-1667гг.), поселил в опустошенной безбожниками Кахетии тысячи семей персов. Они, разместившись на самых лучших землях, по своей привычке во время летней жары переселялись в горы и кочевали там, а зимой опять занимали оставленные ими места. По причине того, что персы обосновались в Кахетии, уничтожилось почти все коренное христианское население этой страны. Оставалось еще немного христиан по ту сторону реки Алазани, в горах Пшавии, Тушетии и Хевсурии, а также изредка встречалась населенная христианами местность в Кахетии.

Персы вели против оставшихся в живых грузин постоянную внутреннюю войну. Убивали их, брали в плен, разрушали и оскверняли святые храмы, превращали их в стойла для награбленного скота, даже и соборный храм Алавердский, построенный в первые века христианства (*3), был обращен ими в мечеть.

Воин Христов Бидзин, видя, что персы заняли все земли, где ранее жили христиане, и ведут с ними борьбу не на жизнь, а на смерть, страдал душою и старался всеми силами спасти погибающий народ и Церковь. Он искал способа освободить страну, и наконец пришла ему благая мысль призвать на помощь эристава Арагвского Заала и своих родственников, эриставов Ксанских, святых Элизбара и Шалву, чтобы совместными силами начать борьбу с христоненавистниками и изгнать их. Это дело святой Бидзин считал возможным и даже легким при помощи Божией.

Однажды к нему пришли по какому-то делу посланные от Заала, эристава Арагвского, и от доблестного Элизбара, эристава Ксанского. Святой Бидзин стал умолять их помочь ему в борьбе с богоборными персами, говоря между прочим; "Верю, что мы победим и истребим богомерзких персов, освободим нашу страну и избавим наши святыни от поругания, посрамим и обратим вспять всех ненавидящих Сиона (*4)". Посланные возвратились и передали Заалу и Элизбару просьбу Бидзина.

Предложение это понравилось обоим эриставам, в особенности святому Элизбару и его племяннику блаженному Шалве. Элизбар не имел детей и был уже в преклонных летах, и потому усыновил своего племянника. Они немедленно собрали войско и, воодушевленные ревностью о Христе, поклялись спасти Церковь и веру своего народа. Под их священное знамя собрались жители Карталинии, Кахетии, тушины, пшавцы и хевсурцы. Эристав Арагвский Заал устрашился персидского шаха и не присоединился сам к воинам Христовым, а собрал только многочисленное войско из самых опытных, избранных мужей и послал его тайно святым.

Войско под предводительством святых мужей выступило наконец против врагов. Оно внезапно вошло в Кахетию, направившись от селения Ахметы и крепости верхней Бактриони (Бахтриони - Б.С.). Всесильным содействием Владычицы Приснодевы Марии и помощью святого великомученика Георгия грузины немедленно истребили почти всех персов, поселившихся по обоим берегам реки Алазани.

Сам султан Пенкархан, поставленный шахом правителем Кахетии, едва спасся бегством. Это произошло в 1659 году. Семейство же султана и все домашнее хозяйство было истреблено мечем воинов Христовых.
Святые военачальники, воздав славу Богу, принялись за очищение и восстановление святынь, в том числе кафедрального Алавердского собора и других оскверненных и разрушенных храмов. В скором времени они привели Алавердский собор в прежнее состояние, и в нем снова стала совершаться Божественная Литургия. Святители, находившиеся в изгнании, вдали от своей паствы, были возвращены на свои кафедры, а священники - в свои храмы.
Победой трех святых военачальников снова утвердилось Евангелие Христово во всей Кахетии и воздвигся повсюду крест Христов. Благочестивые епископы и благоверный народ снова тесно соединились друг с другом. Иереи беспрепятственно уже стали приносить Бескровную Жертву и совершать святые Таинства. Были восстановлены опустошенные и разрушенные монастыри и снова наполнились благоговейными монахами, и кахетинские христиане получили полную свободу.

Блаженный Католикос Виссарион (+1724г.) говорит, что во время войны с персами перед войском христиан все видели в воздухе разъезжающего на белом коне прекрасного юношу. Он как бы предводительствовал войском грузинским и сокрушал врагов. "Все были уверены, что это был святой великомученик и чудотворец Георгий Победоносец," - продолжает блаженный Виссарион.

Он говорит, что восемь тысяч семей персов, поселенных в Кахетии, истреблены были до единого мечами воинов Христовых. Один только султан алдаранский со своими приближенными спасся бегством, уехав к шаху Аббасу II. Султан, с трудом добравшись до шаха, с плачем и рыданием, низко кланяясь ему, рассказал подробно обо всем случившемся. Он донес, как святыми мужами чудесно, внезапно истреблено было огромное персидское население Кахетии. Шах Аббас II, узнав об этом, не смог снести подобного посрамления и унижения. Он написал высочайший указ грузинскому царю Вахтангу IV Шах-Наозу, своему вассалу (вся Грузия в то время была данницей Персии), и послал его через Муртузали-хана. Шах повелевал этих трех воинов Христовых немедленно связать и представить в столицу персидского царства Испагань.

Вахтанг Шах-Наоз, получив указ и повинуясь самодержавному безбожнику, немедленно призвал к себе в дом Бидзина, Элизбара и Шалву. Предав себя всецело Христу, они предстали пред царем, и тот, хотя и сострадая им, но, не смея ослушаться шаха, связал мучеников и послал их к Аббасу. "О! - восклицает описатель страданий мучеников Католикос Антоний I. - Какая была печаль тогда по всей Грузии!" Ибо в то время цари и многие вельможи Иверии из угождения персидским деспотам оставляли Господа Иисуса. Они оскверняли святилища, епископами и иереями ставили людей недостойных и, можно сказать, делали все для того, чтобы народ забыл Истинного Бога. Не было почти никого, кто бы мог сколько-нибудь утешить душу. Оставались одни только эти святые и некоторые другие люди, но и их душ искали.
Когда Бидзина, Элизбара и Шалву связанными привели к шаху, на обычные вопросы они отвечали, что они христиане, не признают шаха и не повинуются его закону. И на все вопросы беззаконного они мужественно, с радостью давали мудрые и достойные ответы. Никто не мог победить в словах или заставить переменить убеждения святых исповедников, стоявших на твердом основании веры в Спасителя.

Шах Аббас II, видя безуспешность своих стараний, послал святых к султану алдаранскому, который в то время жил в Испагани. В письме к султану он высказал притворное сожаление, говоря: "Мне жаль предать их мучительной смерти ради их красоты и мужества. Они могут быть годны для нашего войска и стать военачальниками. Постарайся как-нибудь привлечь их к нашему закону. Если они согласятся и послушаются, пусть будут награждены великими дарами и сокровищами. Если же не станут повиноваться нашей воле, то немедленно предай их страшным мучениям и смерти".
Когда к султану привели князей-мучеников, он ласково принял их и дружески приветствовал, лукаво скрывая свои истинные намерения.

Этот льстец сказал святым: "Великий государь наш шах, которому служит вся Персия, от Индии до Турции, знает о вашем мужестве и храбрости. Угодно ему ради ваших воинских доблестей воздать вам великие почести и наградить вас больше, чем вы того достойны. Он хочет, чтобы вы всегда были при нем. Ему угодно приблизить вас к своему престолу. И мы, рабы его, по его указанию, ради вашей доброты и мужества стараемся и желаем, чтобы вы в этой сладостной жизни были счастливы и прославлены более, чем все ваши соотечественники. Для этого вам необходимо оставить веру христианскую и принять закон Магометов, который с величайшим благоговением содержит множество царей со своими подданными".

Святой Бидзин вместе с другими мучениками отвечал ему так: "Мы от юности нашей приняли веру истинную в Искупителя и Господа Иисуса Христа, которую передали нам наши предки, и веруем в одного Бога, Отца и Сына, и Святого Духа, во имя Которого и крещены. Мы положили на сердце с самых юных лет быть Ему верными во всем. От любви Его не могут отлучить нас ни болезнь, ни нужда, ни огонь, ни отсечение членов, ни боль, причиняемая железом, ни что-либо другое, чем стали бы мучить нас. Ибо желаем любви ради Христовой принять тысячу раз, а не однажды, чашу смерти.
Пусть не думает царь ваш, что для славы, которую предлагает он нам, отвергнемся от Пресладкого Христа. Но если предложит он нам и все царство свое, которое подобно дыму может внезапно исчезнуть, - и тогда останемся верными своему слову. Мы не оставим Бога, Который создал нас, и не будем служить сатане, отступнику от Бога. И не станем повиноваться закону лжепророка вашего Магомета и сопричастников его, которых чуждаемся, как изгнанных и сверженных во ад всегдашних искусителей рабов Божиих.

Погибнем ради Господа нашего Иисуса Христа и будем безгласны, как овцы, ведомые на заколение (*5). Дары и почести ваши нас не прельщают, и мы не ищем ваших милостей. Мы рабы Небесного Владыки Христа и воины Его. Он даровал нам победу над вами, от Него и ожидаем награды нетленной и богатства неоскудевающего, а ваши богатства скоропреходящи. Отрекающихся же от Христа ожидает вечный огонь и бесконечные страдания. Ничто не отлучит нас от Господа. Мы готовы на все, делайте, что вам угодно!"

Султан, услышав такой решительный ответ и видя непоколебимость воинов Христовых, все-таки старался ласковыми увещаниями отвратить их от закона Христова, но все было напрасно. Он обещал им любые богатства и сокровища, убеждал принять сладость сей преходящей жизни, предлагал от имени шаха великие почести и славу.

Святые отвечали: "Сладость мира сего мы давно оставили, как тебе сказано было раньше. Еще будучи в молодых летах, мы решились быть непоколебимыми воинами Христа Бога и еще тогда поняли, что все блага мирские должны быть нам чужды. Мы хорошо уразумели это. Поэтому и воинские почести, и великие богатства, которые обещает нам шах через тебя, скверны и нечисты для нас. Мы желаем, как уже сказали, быть верными воинами Господа Иисуса, от Которого ожидаем нестареющей и бессмертной славы и жизни вечной. Он обещает нам честь, и мы веруем, что обещанное Им истинно. А ваши обещания и сладости этой скоропреходящей жизни для нас скверны, мы уже мертвы для них. Жив в нас Господь Иисус Христос.

Мы ни во что вменяем лютость и жестокость мучений, и даже саму смерть. Как морские волны не могут сокрушить скалу, которую омывают, так и нас ничто не может поколебать, ибо мы стоим на твердом основании веры Христовой. Просим тебя, перестань лучше говорить с нами и прельщать нас. Приготовь скорее для нас чашу смерти!"
Султан, видя твердость духа мучеников, приказал палочникам связать князей, жестоко бить их по всему телу палками и немилосердно таскать по земле. От этого тела их почти изодрались на куски, которые падали на землю, и кровь истекала потоком. После этого святых связали и поволокли в зловонную темницу.
Блаженный Виссарион говорит, что, когда святых били и влачили по земле, христоненавистники старались и тут отвратить их от Христа, предлагая жизнь и помилование. Однако мученики еще более укреплялись в вере и любви ко Господу. Они побуждали друг друга пребыть верными Ему в этих страданиях до смерти и не ослабеть в подвигах, но с радостью принять все мучения.

Изодранные тела мучеников Христовых покрылись в темнице ужасными язвами, но в сердцах их написано было имя Всесвятой Троицы. Безбожные мучители приходили к святым и в темницу, стараясь как-нибудь склонить их к своей вере и отвратить от любви Христовой. Однако князья-оставались несокрушимыми подобно адамантовым скалам, и мусульмане отходили от них со стыдом, ничего не достигнув.

Султан, видя, что нет никакой возможности отвратить святых от Истины, приказал обнажить их и связанными вывести на двор, чтобы солнечный жар опалял, а пчелы и шершни жалили их тела. Бидзин, Элизбар и Шалва, узнав о готовящейся для них новой муке, приготовились с мужеством принять ее. Их вывели и обнаженными привязали к столбам, все тело каждого из них намазав медом. Жгучие лучи южного солнца нестерпимо опаляли мучеников, их тела были облеплены тысячами пчел и шершней, от укусов которых они распухли и вздулись подобно меху.
После этого султан повелел святых эриставов, доблестных Элиэбара и Шалву, привязать к дереву и простреливать их насквозь из ружей, но так, чтобы они оставались живыми. Приказание было немедленно исполнено. Затем изувер велел у мучеников, привязанных к дереву, иссечь шашками голени и, наконец, отсечь головы. Так славные страдальцы Христовы предали святые свои души в руки Божии.

Все это приказано было совершить на глазах святого исповедника Бидэина. После смерти двух эриставов султан велел бросить их тела в яму. Так была принесена благоприятная жертва Пресвятой Троице, и святые упокоились на лоне Авраама, где ходатайствуют о всем мире.

Богопротивные персы предали смерти двух эриставов раньше, чем князя Бидзина, и на его глазах, желая устрашить святого смертью его родственников и вынудить его отречься от Христа. Но они ошиблись. Страстотерпец, увидев, как была принесена приятная жертва Триипостасному Богу, просил Господа принять души страстотерпцев в небесные обители. При этом он молился из глубины души о том, чтобы удостоиться вместе с ними принять венец мученический и участвовать в их небесном блаженстве.

Святой Бидзин и теперь презрел льстивые предложения, которыми понуждали его отступить от истинной веры. Тогда мучитель сперва приказал опозорить святого князя и поругаться над его мужеством и доблестями. Для того султан приказал надеть на него женское платье, посадить на осла и в таком виде возить по Испагани (*6). Мученика возили так по всему городу на глазах у всех людей, всячески оскорбляя его при этом.
Затем нашлись люди, своего рода риторы, которым было приказано отвратить страстотерпца от служения Богу Истинному. Им от имени шаха обещали щедрые подарки и награды в том случае, если они обратят св. Бидзина в магометанство. Эти люди обступили святого мужа и многосложными речами убеждали его оставить веру Христову, прилагая к тому все старание.

Однако, как они ни бились, мученик Бидзин подобно глухому не хотел и слышать их нечистых предложений и советов. Он желал только как можно скорее присоединиться к той блаженной двоице мучеников-эриставов и с ними предстоять Престолу Божию. И так хитрословы ничего и не слышали от святого, кроме того, что жаждет он скорее испить "чашу горести и смерти за Того, Кто за меня испил ту же чашу на Кресте", - как говорил он им. При этих словах святой взглянул на небо и сказал: "Боже мой и Сладосте моя, Христе, к Тебе жаждет дух мой!"
Наконец, видя непоколебимость мученика в вере, прельстители доложили султану, что нет никакой возможности вынудить его отречься. Тогда султан осудил князя на тот род мучения, которым был замучен за Христа шахом Издигердом святой великомученик Иаков Персидский.

По приказанию тирана приготовили различные орудия для мучения святого и сказали ему в последний раз: "Исполни приказание царское, о Бидзин! Отвертись Христа твоего. Которого исповедуешь Богом, и не обрекай себя на горькую смерть!" Святой ничего не отвечал им. Блаженный Виссарион говорит: "Он тихо твердил Никео-Константинопольский Символ веры и молитву Господню".

Затем мучители приступили к исполнению над ним бесчеловечного приговора. Сперва стали острым орудием отделять каждый состав обеих кистей рук, затем ног до голеней. Несколько погодя стали отнимать составы рук до плеч и ног до таза, так что тело мученика стало подобным пню. Потом начали срезывать с тела понемногу мягкие части. Во время этих ужасных мучений страстотерпец не произносил ничего, только призывал к себе на помощь Господа Иисуса Христа, продолжая читать Символ православной веры и молитву Господню.
От тела святого Бидзина не осталось почти ничего, кроме головы и туловища. Но он еще был жив, и мучители тащили его по земле за волосы и сильно ранили тело страдальца, который едва шевелил губами, тихо славословя Христа. Зрелище было ужасное!

Наконец, после долгого поругания над телом мученика Христова, отсекли ему честную голову. Бесчеловечные мучители после этого пронзили еще трепещущее его сердце шашкой. Зарытые прежде тела двух мучеников Христовых вынули и вместе с изрубленным на части телом страстотерпца Бидзина выбросили на поругание и на съедение зверям. Приставили также стражей, чтобы святые мощи не были похищены и с честью преданы земле христианами. Страдание святых Бидзина, Элизбара и Шалвы последовало в 1661 году по Р.Х.

В первую ночь после кончины святого Бидзина Господь прославил Своих рабов. На тела спустился с неба светоносный столп, который видели все. Места, обагренные кровью мучеников, освещались также лучами небесного света. Видя такое необыкновенное знамение Божие, множество персов воздали славу Христу, прославившему так Своих святых Воины, которые стерегли тела, устрашились этого чуда и разбежались по своим домам.
Армяне, жители города Нового Джугами, бывшие в то время в Испагани по торговым делам, пришли ночью тайно, собрали и унесли останки святых, и с величайшей осторожностью, с честью скрыли в своей церкви. От мощей совершилось множество исцелений и дивных чудес.

По прошествии нескольких лет супруга блаженного мученика Шалвы, христолюбивая Кетевань, дочь Арагвского эристава Заала, который умер в 1679 году, и сын ее, эристав Ксанский Давид, послали некоторых христиан и одного армянина в Испагань, чтобы они перенесли оттуда в Грузию мощи страстотерпцев Христовых.

Посланные достигли города и упомянутого места, взяли мощи святых мучеников, положили в приготовленный для них ковчег и благополучно возвратились в Карталинию. Кетевань и сын ее Давид, получив бесценное сокровище, пригласили епископов и множество священников. При бесчисленном стечении народа, с величайшей радостью, пением псалмов, каждением, воздавая благодарение Богу, понесли святые мощи в Икортский Архангельский монастырь (*7). Святые мощи предали земле в соборе, с северной стороны, внутри храма перед колонной. Празднование памяти страдания мучеников было установлено совершать 18 сентября, в славу и честь в Троице поклоняемого Бога, Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь.

МОЛИТВА СВЯТЫМ СЛАВНЫМ КНЯЗЬЯМ МУЧЕНИКАМ
БИДЗИНУ, ЭЛИЗБАРУ И ШАЛВЕ
 

О преблаженнии мученицы Христовы, Престолу Пресладкаго Владыки нашего предстоящии! Молите о мне, многими скорбьми душевными отягченнем, подайте помощь души моей посещением вашим, направите путь мой, святии страстотерпцы, к жизни вечней и приведите мя, многоскорбнаго, вашим ходатайством ко Престолу Царя царей, Господа нашего Иисуса Христа, да и аз вкупе с вами возсылаю славословие Безначальной Троице, Ейже подобает всякая слава, честь и поклонение во веки веков.
Аминь.




 


(*1) 1 октября по н. ст.
Страдание этих мучеников подробно описано Католикосом Антонием I.
Князья Чолокаевы, потомки святого мученика Бидзина Чолокашвили,или Чолокаева (Матакарани-Тафель-Декера), живут в Кахетии.
(*2) См. жития св. великомученицы царицы Кахетинской Кетевани и св. мученика царя Карталинекого Луарсаба.
(*3 )Этот великолепнейший собор, один из первых в Грузии по своей величине и прекрасной архитектуре, подобно горе красуется в верхней долине реки Алазани, он виден с расстояния почти пятидесяти верст. Собор построен в 567г. по Р.Х. по просьбе святителя Иосифа Алавердского чудотворца, ученика святого Иоанна Зедазнийского, знатным сердарием, присланным во время покорения Кахетии персидским шахом Фарасманом Бакуром для управления ею.
Этот собор неоднократно подвергался страшному опустошению персами, лезгинами и другими народами и не раз бывал разрушен и поврежден. В 1770 году он был возобновлен кахетинским царем Падалом. После него собор этот пришел снова в упадок. Когда Грузинской Церковью правил митрополит Исидор, Алавердский храм был им несколько восстановлен и приведен в нынешнее состояние.
(*4) Пс. 128; 5
(*5) Ср. Ис. 53; 7 и Рим. 8; 36.
(*6) Сидеть на осле в Грузии и Персии считается самым тяжким позором и уничижением для знатных и богатых лиц.
(*7) Икортский монастырь знаменит своей древностью. Первоначально на месте нынешнего монастыря Архангелов в Вирше построена была церковь святых Архангелов. В это время в Греции царствовал или Юстиниан I (627 - 665гг.), или Юстиниан II (686-695гг.), а в Грузии Стефанос II, сын Адарнаса, умершего в 663 году.
Древнее сказание упоминает о Вирще и о виршийском владетеле, построившем церковь Архангелов. Впоследствии храм этот обращен в обитель князьями Эриставами. Монастырь теперь упразднен. Эта древняя святыня Грузии находится на южном склоне горы Орбозали. Высота местности 3600 футов. Она отстоит от Тифлиса по почтовой дороге на 88 верст, а от города Гори на 25 верст. Обитель пребывает теперь в запустении, не совершается здесь Божественная служба, хотя в храме почивают святые нетленные мощи великомучеников.

 


"Страдание Святого Славного Мученика Князя Бидзина Чолокашвили и Князей-Мучеников Элизбара и Шалвы, Эриставов Ксанских"

Михаил Сабинин (Сабинашвили)- "Полные жизнеописания Святых Грузинской Церкви"
© Материал издал и редактироваль - Бесики Сисаури (M.Div.).

"Lives of Saint Martyrs Bidzina Cholokashvili, Elizbar & Shalva" - in Russian language
Micheil Sabinin (Sabinashvili)- "Complete Writing of the Lives of Georgian Saints"

© Material presented by Besiki Sisauri (M.Div.)
 

HOME